Андрей Щербаков. Похождения Штирлица и другие приключения Бормана



и другие приключения Бормана.

Москва, 1992 год




Пролог.

За окном проехал танк без башни и машина с молоком.
Никита Сергеевич задумчиво почесал наморщенный лоб мыслителя и крякнул, подтягивая сползшие на пол штаны. Его секретарь втихоря с большим удовольствием повторил данный звук, и Великий Производитель Кукурузы остался доволен.
- Хочется чевой-та... - жалобно протянул он, вытряхивая из карманов вышитых штанов шелуху от семечек вместе с по- мятой брошюрой "Дагоним, Абгоним, Перигоним и Выпьем", из- данной газетой "Советский Спирт".
- Че, бухать бум, Никит Сергеич ? - секретарь сгорал от нетерпения, дрожа от предвкушения пол-литровой бутылки.
- Не-е... После вчерашнего похмелья башка булькает... - вождю явно было нехорошо.
Секретарь грязно выругался и сглотнул слюну.
- Не вопи, - сказал Никита Сергеевич.
Повздыхав минут двадцать, он бросил зубочистку в окно и спросил:
- А че там деется у товаищча Исаева ?
- А черт его знает...
- Это хорошо... - сказал Хрущев. - А че Берия ?
- Сидит, - коротко ответил секретарь, злобно потирая ру- ки и тирански улыбаясь.
- Тож хорошо, - сказал Хрущев, обмакивая в чернильницу пальцы левой руки и одновременно облизывая пальцы правой.
Секретарь с благоговейным интересом следил за его действиями.
- Ага, - сказал вождь, насытившись на халяву казенными чернилами. - слушай, как тебя, давай посадим кого-нить ?
- Давай, - секретарь вытащил из кармана обглоданный ка- рандаш и измятый клочок газеты "Кукуруза у свете решениев съезда дупетатов палаты садоводов г. Анадыри".
- Пши, - сказал вождь, стукая ботинком по стенке. Стенка издавала кряхтящие звуки и бросалась штукатуркой. Сидящие на крыше агенты ЦРУ оглохли от шума, сделанного сдавленны- ми потайными микрофонами.
- Пши, - повторил вождь, явно собираясь повторить данное побуждение еще раза три. Секретарь терпеливо ковырял в носу, вытирая палец о фалды пиджака. Не своего, естествен- но.
- Пши, - сказал вождь еще раз, томно закатывая глаза. Дырка в стенке увеличивалась с заметной быстротой.
- Че псать ? - секретарь вычистил нос и захотел заняться чем-нибудь еще.
- Пши: "Список", - сказал Хрущев, вспоминая, что надо еще. - "... сок", - секретарь старательно выводил не- послушные и неуклюжие буквы.
- Пши: "Приказува... то есть не, прикузавы... вобщем, пиши, чтоб арестовали этого... как его... ну, такой весь... с усами... то есть с ушами... Исаева", во ! - вождь был рад, что вспомнил через минуту, а не через час. Жаловаться на склероз было рано.
- "... Исаева", - произведение удалось на славу, если не обращать внимание на масляные пятна.
- Дай посмотреть, - попросил Хрущев. Секретарь скромно показал листок. Хрущев позавидовал его способности красиво писать и так хорошо выражаться, и мастер эпистолярного жанра понял, что следующий ордер на арест придется выписы- вать себе самому.
- Ладно, грамотей, тащи в контору... - Хрущев посмотрел на него исподлобья.
- Тащи-тащи, и чтоб не убег до завтрева !
Секретарь смачно плюнул на стенку и вышел из кабинета. Хрущев посмотрел на его плевок, прицелился и тоже плюнул. Потом вытер оба плевка рукавом вышитой рубашки и сказал:
- Никак все совейское, че портить...
А за окном проехал танк с башней и машина без молока.


далее: Глава первая. >>

Андрей Щербаков. Похождения Штирлица и другие приключения Бормана
   Глава первая.
   Глава пятая.
   Глава шестая.
   Глава седьмая.